Научно-практический благотворительный круглый стол: «ДОКАЗЫВАНИЕ УБЫТКОВ ПРИ РАСТОРЖЕНИИ НАРУШЕННОГО ДОГОВОРА»

Даты проведения: 21.02.20
Добавить в календарь (47)
Город проведения: Москва
Тип программы: Конференция
Формат программы: Вечерний

Общее описание программы

Регистрация закрыта. Мест нет

В последнее время увеличивается количество судебных споров о взыскании убытков при расторжении нарушенного договора (в том числе на основании правил ст.393.1 ГК, вступивших в силу 1 июня 2015 года). Некоторые из таких дел стали попадать в Верховный Суд РФ, провоцируя формирование правовых позиций, развивающих те подходы, которые ранее были закреплены на сей счет в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 года №7 (например, определения СКЭС ВС РФ от 04.10.2018 N 309-ЭС18-8924, от 17.09.2019 N 305-ЭС19-7159 , определения СКГД ВС РФ от 26.04.2016 г. N 57-КГ16-1, от 26.11.2019 № 32-КГ19-29). В рамках разрешения подобных споров возникает целый веер интересных вопросов гражданского права, включая вопросы доказывания причинно-следственной связи. Настоящий круглый стол посвящен разбору наиболее интересных из таких вопросов.


В обсуждении планируется участие следующих спикеров:

к.ю.н., доцент Высшей школы экономики, партнёр компании Tomashevskaya & partners
руководитель юридической дирекции группы компаний "Балтийский лизинг"
д.ю.н., директор Юридического института «М-Логос», профессор Высшей школы экономики, главный редактор журнала «Вестник экономического правосудия»
аспирант кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, старший юрист Коллегии адвокатов «Монастырский, Зюба, Степанов и Партнеры»
старший юрист АБ «Бартолиус»;

Программа

1. К какой категории убытков относятся убытки в виде конкретной или абстрактной ценовой разницы: реальный ущерб или упущенная выгода? Этот вопрос приобретает особое значение в ситуации, когда закон или договор блокируют взыскание упущенной выгоды, а также в связи с банкротством должника (с учетом того, что российское законодательство о банкротстве субординирует упущенную выгоду).

2. Взыскание всей конкретной ценовой разницы при приобретении намного лучшего аналога (при отсутствии более сходных по качеству аналогов на рынке). Нормально ли что истец, купив или заказав у третьих лиц намного лучшее, чем то, что ему полагалось, профинансирует эту покупку за счет нарушителя в полном объеме и окажется в положении намного лучшем, чем он был бы, если бы договор был надлежащим образом исполнен? Не нарушается ли здесь правило о том, что возмещение убытков не должно ставить кредитора в положение, лучшее, чем то, в котором он был бы, если бы должник надлежащим образом исполнил свои обязательства? В качестве примера см. Определение СКЭС ВС РФ от 17.09.2019 N 305-ЭС19-7159
Можно ли при взыскании убытков по модели абстрактной ценовой разницы учитывать цену на аналоги существенно более высокого качества при отсутствии на рынке иных аналогов и взыскивать всю ценовую разницу без каких-либо скидок на то, что кредитор получает денежный эквивалент более качественного предоставления, чем то, которое было согласовано в договоре?

3. Как учитывать при определении конкретной ценовой разницы отличия между неценовыми условиями расторгнутого договора и заменяющей сделки (например, по части наличия отсрочек, обеспечений, гарантий качества и т.п.)? Как эти различия переводить в денежные единицы и делать соответствующие коррективы?

4. Сложные вопросы расчета конкретной или абстрактной ценовой разницы при расторжении долгосрочного договора (аренда, долгосрочная поставка партиями и т.п.): справедливо ли учитывать всю номинальную конкретную разницу на момент совершения заменяющей сделки или абстрактной разницы на момент расторжения договора с учетом неопределенности в вопросе о том, как работал бы расторгнутый договор в оставшийся срок, не будь он расторгнут? Есть ли здесь основания для уменьшения размера ценовой разницы путем умножения на некий процент вероятности того, что при отсутствии расторжения нарушенный договор был бы в будущем прекращен ранее положенного срока по иным основаниям или оказался бы убыточным для кредитора? Как считать разницу в таком случае, если цена расторгнутого договора была плавающей и неизвестно, по какой цене договор исполнялся бы в будущем, если бы не был расторгнут?

5. Что если к моменту рассмотрения спора об убытках наступили те условия, которые, не будь договор расторгнут ранее в связи с нарушением, все равно привели бы к досрочному прекращению договора и спровоцировали бы для истца те же самые убытки от срыва контракта, но за которые ответчик уже бы не отвечал? Например, на 3-м году действия расторгнут в связи с нарушением арендатора 10-летний договор аренды, истец подал иск о взыскании конкретной ценовой разницы с расчетом за 7 «невыбранных» лет, а к моменту рассмотрения спора само здание было включено в проект реновации и снесено, а следовательно договор в любом случае прекратился бы на 4-м году действия: может ли арендодатель считать разницу исходя из 7 невыбранных лет, или последующее развитие событий игнорировать нельзя?

6. Не корректнее ли при взыскании конкретной или абстрактной разницы при расторжении длящегося договора делать какую-то скидку с учетом того, что истец получает здесь и сейчас позитивный интерес, который он, не будь договор расторгнут, получал бы в течение длительного срока, а значит избегает инфляционных потерь? 100 рублей сейчас это больше, чем 100 рублей через 5 лет, если инфляция налицо. Если да, то как определить коэффициент возможной будущей инфляции?

7. Что если заменяющая сделка заключена на срок, меньший чем тот, в течение которого действовал бы нарушенный договор, не будь он расторгнут? Что делать с оставшимся отрезком времени? Можно ли за этот период взыскивать по абстрактной модели и тем самым комбинировать конкретный и абстрактный методы расчета?

8. Заключение замещающего договора «заранее» (не только до прекращения основного договора, но и до момента его нарушения или даже до заключения основного договора): возможен ли учет цены такого договора для целей расчета убытков? Например, для того, чтобы не допустить остановку производства в случае непоставки товара должником, кредитор заранее закупил себе на склад часть товара у другого поставщика по более высокой цене, чем была согласована в основном договоре, чтобы использовать этот товар в случае непоставки или нарушения сроков поставки должником («неприкосновенный запас»). Можно ли в случае нарушения поставщиком договора и возникновения необходимости использовать тот самый запас взыскивать убытки на основании ст. 393.1 ГК с учетом того, что здесь связь замещающего договора с основным договором и/или с его нарушением достаточно отделенная?

9. Применимость ст.404 ГК для целей уменьшения конкретной или абстрактной ценовой разницы в ситуации, когда должник заявляет о том, что он не сможет исполнить договор, а кредитор вместо немедленного отказа от договора в ответ на начавшееся или предвидимое нарушение и заключения заменяющей сделки тянет время и расторгает договор в момент, когда соответствующая ценовая разница, а следовательно и сумма убытков оказывается выше, чем та, которая была бы в случае немедленного отказа от договора.

10. Можно ли позволять взыскивать убытки по абстрактной модели, если установлено, что истец заключил заменяющую сделку, но посчитал, что абстрактный расчет ему выгоднее? Должна ли здесь допускаться свобода в выборе способа расчета, или абстрактная модель сугубо субсидиарна?

11. Возможность взыскания негативного интереса при расторжении нарушенного договора вместо расчета убытков по позитивной модели из ст.393-393.1 ГК. Может ли истец потребовать возмещения не позитивного интереса, а своих тщетно понесенных расходов (например, расходы на оплату банковской гарантии), которые теряют смысл из-за срыва контракта? И что если ответчик докажет, что будь договор исполнен, истец бы заработал меньше, чем сумма этих расходов (то есть позитивный интерес ниже негативного)?

12. Как считать срок исковой давности по требованиям о взыскании убытков, вызванных расторжением нарушенного договора? С момента нарушения договора (как в случае с обычными убытками), с момента расторжения договора (то есть с момента созревания условия для взыскания таких убытков) или с более позднего момента (например, с момента заключения заменяющей сделки и определения самой суммы убытков)?

13. Можно ли абстрактную модель расчета убытков, установленную в ст.393.1 ГК, применять к случаям, когда сторона реализует свое право на произвольный отказ от договора, но закон требует от нее выплатить другой стороне все убытки (ст.717, 782 ГК)?

/С учетом количества вопросов в программе очевидно, что на круглом столе удастся обсудить далеко не все из них/

 

Литература, рекомендуемая к предварительному изучению для ориентации в теме круглого стола:

— Громов С.А. Особенности возмещения конкретных и абстрактных убытков при прекращении договора. Комментарий к ст. 393.1 ГК РФ и к п. 11–14 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2016. № 11. С. 80–105.

— Овсянникова А.О. Абстрактный и конкретный методы исчисления убытков // Вестник гражданского права. 2015. Т. 15. № 5. С. 9–61.

— Овсянникова А.О. Компенсация убытков, вызванных «обманом доверия» к исполнению сделки // Опыты цивилистического исследования: Сборник статей / Рук. авт. колл. и отв. ред. А.М. Ширвиндт, Н.Б. Щербаков. Вып. 3: специальный выпуск к юбилею профессора Евгения Алексеевича Суханова. М.: Статут, 2019. С. 247–290.

— Байбак В.В. Возмещение убытков при прекращении договора и вина кредитора // Вестник гражданского права. 2016. N 4. С. 119 — 131.

Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к ст. 307–453 ГК РФ. Серия #Глосса. Под ред. А.Г. Карапетова. М., М-Логос. 2017 (комментарий к ст.393.1 ГК РФ, автор – В.В. Байбак)

Основные положения гражданского права: постатейный комментарий к статьям 1–16.1 ГК РФ. Серия #Глосса. Отв. ред. А.Г. Карапетов. М., М-Логос. 2020 (комментарий к ст.15 ГК РФ, авторы – В.В. Байбак и А.Г. Карапетов)


Условия участия

1. Стоимость

Цена участия в круглом столе – 690 рублей (вкл. НДС).
Круглый стол носит благотворительный характер. Все собранные средства за вычетом покрытия расходов на проведение мероприятия будут направлены Институтом в благотворительный фонд «Подари жизнь» на лечение детей, страдающих онкогематологическими и иными тяжелыми заболеваниями.
Для участия в круглом столе необходимо зарегистрироваться на этой странице и оплатить участие банковской картой. Регистрация считается завершенной при условии оплаты.
Рекомендуется подавать заявки, не откладывая, так как вместимость зала ограничена.

2. Место проведения

Научный круглый стол пройдет 21 февраля 2020 года с 19.00 до 21.30 в конференц-зале «Ярославль» гостиницы «Золотое кольцо» по адресу: Москва, Смоленская улица, д.5 (5 минут пешком от ст.м. Смоленская). Карту проезда см. здесь

3. Контакты

Юридический институт «М-Логос»
http://www.m-logos.ru
Ответственный за проведение круглых столов менеджер – Светлана Паладий
conf@m-logos.ru
Тел. +7 (495) 772-91-97, +7 (495) 771-59-27

Регистрация закрыта. Мест нет

Дополнительные возможности

Для получения регулярных оповещений о проводимых Юридическим институтом «М-Логос» открытых научных мероприятиях и актуальных новостях частного права предлагаем осуществить подписку на получение ежемесячного Дайджеста новостей российского и зарубежного частного права по адресу http://www.m-logos.ru/publications/digest/


Место проведения

Гостиница "Золотое кольцо"
Москва, ул. Смоленская д.5